над "границей пути" едва не заплакала навзрыд